Трудовая миграция в Киргизии
 




Rambler's Top100Rambler's Top100



 
 



   
 
Главная » Киргизия (2006 г.) » Трудовая миграция в Киргизии

В советский период политика выравнивания уровней социально-экономического развития союзных республик, широкомасштабное строительство промышленных предприятий и недостаток собственных специалистов обусловили приток рабочей силы в Киргизскую ССР. Хотя необходимо отметить, что миграционный прирост населения (превышение числа прибывших над числом выбывших) был характерен для периода с конца 50-х годов по 1969 год. За указанное время он составил 159,8 тыс. чел. или 17% общего прироста населения. Начиная с 1970 г., сальдо миграции становится отрицательным и его значение устойчиво возрастает. Так, за период с 1970 по 1979 гг. оно достигло 88,7 тыс. чел., а за последующее десятилетие (1980-1989) – уже 163,3 тыс. чел. Причиной перелома в направлении миграционных потоков послужило снижение темпов индустриального строительства, которое в сочетании с высоким уровнем естественного прироста населения и увеличением числа подготовленных специалистов, превратили Киргизскую ССР в трудоизбыточный район.

Несмотря на то, что история миграционной убыли населения республики насчитывает более 3-х десятилетий, масштабы территориальных перемещений в период государственной независимости оказались беспрецедентными. Увеличение интенсивности миграционных потоков в постсоветский период объясняется целым комплексом факторов: экономических, демографических, политических, социальных и других. Тем не менее, в их числе можно выделить как общие факторы внешней и внутренней миграции, так и особенные. Так, например, дисбаланс между спросом и предложением рабочей силы и низкий уровень жизни обуславливают территориальные перемещения населения внутри республики и за её пределы, то есть являются общими факторами. Одновременно переселение русскоязычного населения на историческую родину, вызванное желанием избежать любых форм дискриминации, - специфическая черта внешней миграции.

Стоит обратить внимание на то, что среди общих факторов внешней и внутренней миграции превалируют экономические. Дезинтеграция союзных связей производственной кооперации, сокращение объемов промышленного и сельскохозяйственного производства, приватизация и ликвидация убыточных предприятий, сопровождающиеся высвобождением значительного числа занятых - привели к ухудшению общей социально-экономической обстановки в Кыргызской республике, снижению уровня жизни, массовой безработице и, как следствие, обусловили территориальные перемещения населения в стремлении к «лучшей жизни». Цели, преследуемые участниками подобных перемещений – поиск сфер приложения труда, увеличение реальных доходов, улучшение жилищных условий.

Не менее значимым является и демографический фактор. Для Кыргызской республики характерно сохранение относительно высоких темпов естественного прироста населения, что в сочетании с кризисным состоянием экономики существенно усиливает проблему трудоизбыточности и воздействует на интенсивность как внешних, так и внутренних миграционных потоков.

Анализ развития процессов внешней миграции в постсоветский период свидетельствует о том, что с 1991 по 2001 гг. Кыргызскую республику покинуло около 600 тыс. чел., при этом отрицательное сальдо миграции составило 384,7 тыс. чел. Данные процессы носят волнообразный характер и проходят через три этапа:
 
1991-1993 гг. – ежегодное увеличение масштабов миграционной убыли населения, достигшее своего пика в 1993г., когда республику покинуло 143,6 тыс. чел.;
1994-1998 гг. – постепенное снижение темпов миграционной убыли;
1999-2001 гг. – новая волна роста эмиграции, спровоцированная наряду с социально-экономическими проблемами, вторжением вооруженных банд формирований на территорию Кыргызстана.
 
Специфической чертой внешней миграции является преобладание русскоязычного населения среди покидающих республику. В отдельные годы рассматриваемого периода доля русских в составе эмигрантов варьировала от 44,9 до 63,9%; немцев – от 5,3 до 20,0%; узбеков – от 3,2 до 10,3%; украинцев – от 5,8 до 8,2%; представителей прочих национальностей – от 13,8 до 16,0%. При этом доля кыргызов не превышала 7,4%. Для абсолютного большинства национальностей было характерно сохранение отрицательного сальдо внешней миграции (т.е. миграционная убыль) на протяжении 1991-2001 гг. Устойчивый миграционный прирост наблюдался только у кыргызов. Однако с 2000 г. численные потери от эмиграции начинает испытывать и эта группа населения республики, хотя справедливо отметить, что в абсолютном выражении пик оттока представителей титульной нации приходится на 1991-1993 гг.

На первый взгляд этническая избирательность внешних миграционных потоков может восприниматься как проявление реакции населения на существование скрытой или явной дискриминации по национальному признаку. Тем не менее, подобное заключение требует детальной оценки сложившейся ситуации. Такие факторы как принятие кыргызского языка в качестве государственного, установление ограниченного срока на его освоение и отказ Жогорку Кенеша от придания русскому языку статуса языка межнационального общения на начальном этапе суверенизации республики; обострение межнациональных отношений и перекосы в кадровой политике, безусловно, подхлестнули миграционные настроения среди русскоязычного населения. Однако возвращение на этническую родину имеет и другую сторону – страны-реципиенты выходцев из нашей республики объективно являются более благополучными в экономическом отношении, чем Кыргызстан. Кроме того, некоторые из них (Германия, Израиль) практикуют политику привлечения в страну соотечественников, проживающих за рубежом.

Выявление места и роли каждого из факторов, влияющих на формирование мотивации миграционного поведения, предполагает осуществление комплексного обследования. Анализ причин неудовлетворенности жизненными условиями и потенциальных причин переезда русскоязычных жителей Чуйской и Иссык-Кульской областей республики был проведен в 1989-1999 гг. Г.В. Кумсковым. Тогда в качестве основных условий, влияющих на решение о переезде, респондентами назывались: низкий уровень жизни, беспокойство за будущее детей (по 47%), неуверенность в надежной правовой защите (27,7%), безработица (10,8%). К числу неблагоприятных факторов опрошенные относили: материальные условия жизни (61,4%), бытовые условия (50,6%), условия труда (38,6%). На неудовлетворенность сложившимися межэтническими отношениями указывала лишь одна шестая часть респондентов (16,9%). Этнический состав выезжающих за рубеж предопределяет направление миграционных потоков, а также степень участия отдельных регионов республики в миграционном обмене. На протяжении всего периода государственной независимости основными странами, принимающими кыргызских эмигрантов, оставались Россия, Казахстан и Узбекистан. В 2001 г. на их долю приходилось соответственно 78; 8 и 2,5% покинувших республику. Среди стран дальнего зарубежья ведущими реципиентами являются Германия, Израиль и США (при абсолютном лидерстве Германии), ежегодно в эти страны отправляется более 90% кыргызстанцев, выезжающих за пределы бывшего СССР.

Участие регионов республики во внешних миграционных потоках представлено следующим образом – основной поток эмигрантов формируется в г.Бишкек и Чуйской области (свыше 60%), то есть в местах компактного проживания русскоязычного населения. Одновременно наименьшие показатели отрицательного сальдо внешней миграции характерны для моноэтничной Нарынской области, а также южных районов Баткенской, Джалал-Абадской и Ошской областей. Кроме того, традиционное сосредоточение русскоязычного населения в городах и поселках городского типа обуславливает доминирование горожан среди эмигрантов (65%).

В развитии внутренней миграции населения Кыргызской Республики можно выделить два основных направления – межобластные и внутриобластные перемещения. В общем объеме этих перемещений преобладают межобластные, за период с 1996 по 2000 гг. их доля составила 60% (внутриобластных, соответственно – 40%). Самый высокий уровень межобластной миграции зарегистрирован в Нарынской (84%) и Баткенской (70%) областях. В свою очередь лидерами внутриобластных перемещений населения являются Джалал-Абадская и Ошская области республики, соответственно 63 и 67%.

В абсолютном выражении общая численность участников внутренних миграционных процессов по данным официальной статистики составила более 412 тыс. чел. (249 тыс. чел. – межобластная миграция и 163 тыс. чел. – внутриобластная). Однако, принимая во внимание то обстоятельство, что значительная часть переселенцев не выполняет установленных процедур регистрации на новом месте жительства, эти цифры являются заниженными. Высокая миграционная активность населения обусловлена целым комплексом конструктивных и деструктивных факторов современного развития Социально-экономической ситуации. Формирование рыночных отношений, частное предпринимательство, коммерция, как конструктивные факторы, безусловно, способствуют переливу капитала и, соответственно, движению рабочей силы, тем не менее, их влияние на интенсивность миграционных потоков уступает по силе и значимости действию деструктивных факторов. Рост числа малых и средних предприятий, крестьянских и фермерских хозяйств, развитие индивидуальной трудовой деятельности, до сих пор не способны компенсировать сокращение сфер приложения труда в результате демонтажа социалистической системы хозяйствования и последующего экономического кризиса. Избыток рабочей силы, спровоцированный закрытием и перепрофилированием многочисленных промышленных предприятий, ликвидацией крупных сельхозобъединений, отсутствием эффективной государственной поддержки зарождающихся и уже действующих хозяйствующих субъектов (и, как следствие, ограниченные возможности по созданию дополнительных рабочих мест), заставляет население покидать обжитые места в стремлении найти или изменить работу.

Становление рыночной экономики обозначило зоны «притяжения» и «отталкивания» мигрантов. К зонам «притяжения» относятся г. Бишкек и Чуйская область, сохраняющие в течение всего переходного периода положительное сальдо внутренней миграции, что объясняется как более выгодным экономико-географическим положением указанных территорий по сравнению с другими областями республики, так и массовым оттоком за рубеж, проживающего здесь русскоязычного населения и, соответственно, появлением возможностей трудоустройства для вновь прибывших. Специфическим моментом, предопределяющим направления внутренней миграции, служит дифференциация доходов. Так, среднедушевые доходы бишкекчан в 2001 г. превосходили доходы жителей Нарынской области почти в 4 раза, Джалал-Абадской – в 2,8 раз, Иссык-Кульской и Ошской – в 2 раза, а более высокие доходы и, следовательно, большая покупательная способность являются притягательными для мигрантов, ориентирующихся на такие формы занятости, как продажа и перепродажа товаров. Кроме того, относительно высокий уровень жизни в столице и Чуйской области представляет собой и чисто психологический фактор, заставляющий переселяться как людей, реально имеющих возможность трудоустроиться, так и пополняющих ряды безработных.

Исключая г. Бишкек и Чуйскую область, все остальные регионы республики являются зонами «отталкивания», для которых характерно устойчивое сохранение отрицательного сальдо внутренней миграции. Анализ перемещений населения по территории республики за 1996-2000 гг. демонстрирует, что в целом наблюдается тенденция к снижению объемов внутренней миграции и результирующего показателя – сальдо. Так, в Чуйской области миграционный прирост сократился на 67,4%; в г. Бишкек – на 2,7%. Максимальное сокращение миграционной убыли приходится на Ошскую область (67,6%), а минимальное – на Иссык-Кульскую и Джалал-Абадскую (соответственно 10,8 и 12,1%). Исключением является Баткенская область, где отрицательное сальдо миграции возросло в 1,8 раза.

Характерной чертой внутренней миграции является массовый приток сельского населения в города, одновременно отражающий кризисное состояние аграрного сектора республики и диспропорции между уровнем жизни в городе и на селе. Дополнительный фактор, обуславливающий миграционную активность сельских жителей – традиционно более высокий, чем в городах, темп прироста населения, который обостряет проблему количественного несоответствия трудовых ресурсов спросу на них. За 1996 –2000 гг. объем перемещений населения по направлению «село-город» составил 156 тыс. чел. (74,3% переселенцев из села); «село-село» - 54 тыс. чел. (25,7%), при этом в случае с межобластной миграцией единственным реципиентом, перемещающихся по второму из указанных направлений, оставалась сельская местность Чуйской области. Помимо того обстоятельства, что в Чуйской области самый высокий, после г. Бишкек, уровень жизни населения, ее притягательность для выходцев из села может объясняться как возможностью сочетать проживание в сельской местности с работой в столице (например, при такой форме занятости, как реализация сельхозпродукции на рынках города), так и более низкой, чем в г. Бишкек, стоимостью жилья. Не следует игнорировать и благоприятное, с точки зрения природно-климатических условий, положение Чуйской долины, что, безусловно, является «притягивающим» фактором для сельских мигрантов, рассчитывающих сохранить занятость в аграрном секторе.

Национальный состав участников внутренней миграции закономерен, поскольку мобильность отдельных этнических групп в целом определяется их долей в общей численности населения. Исключением являются узбеки, чья оседлость обусловлена традиционно преобладающей формой занятости – земледелием. Составляя 14,1% населения, узбеки демонстрируют крайне низкую миграционную активность, на их долю приходится только 2% перемещений по территории республики. Степень участия представителей других национальностей во внутренней миграции представлена следующим образом: кыргызы, составляющие абсолютное большинство населения – 73%; русские – 15%; украинцы – 2%; татары –1%; прочие – 8%. Поскольку для Кыргызстана характерно компактное проживание представителей отдельных национальностей (русских и украинцев в г. Бишкек и Чуйской области, узбеков – в южных регионах, граничащих с Узбекистаном), можно предположить, что этническая дифференциация мобильности населения служит одним из факторов, влияющих на вовлеченность областей республики в процесс внутренней миграции. Степень воздействия этого фактора, безусловно, зависит от удельного веса той или иной национальности в общей численности населения области.

За первый квартал 2005 года заявления на выезд из Киргизии подали 18 810 человек. Примерно столько же людей (20 281) покинули республику за весь 2004 год. Новую волну миграции чиновники Киргизии объясняют последствиями мартовских событий - мародерством, самозахватом земель в Бишкеке. По мнению одного из лидеров оппозиционной партии «Ар-Намыс» Виталия Бусселя, Киргизию начали покидать люди, которые прежде не хотели уезжать. В основе этого, помимо сложной социально-экономической ситуации, лежит карьерная бесперспективность так называемых национальных меньшинств. Преобладание в эшелонах власти представителей титульной нации становится подавляющим. Доля некоренного населения в органах государственного аппарата продолжает неуклонно сокращаться. Введение экзаменов на знание государственного языка для госслужащих - эффективный рычаг, закрывающий «инородцам» доступ в органы власти. Отъезжающие освобождают сотни тысяч квартир. Это провоцирует внутреннюю миграцию населения, направленную в пустеющие Бишкек и прилегающую Чуйскую область. Переселяются туда в основном крестьяне - киргизы и узбеки. Тем не менее, как сообщает Национальный статистический комитет Киргизской республики, за январь-ноябрь 2005 года наличное население страны увеличилось на 41,800 человек, или на 0,8%, и к 1 декабря достигло 5 162 300 (постоянное население на 27 700 ниже наличного).

Подводя итог вышеизложенному, необходимо отметить, что не были рассмотрены такие причины внешней и внутренней миграции, как влияние экологических, природно-климатических, психологических и прочих факторов, на территориальную мобильность населения Кыргызской Республики, поскольку это требует дополнительной оценки. Были выделены лишь основные из них, как наиболее определяющие генеральные тенденции развития процессов, а именно: экономические, демографические, политические, социальные. В 2005 году определился ещё один фактор, усиливший процесс миграции, а именно произошедшие события марта-апреля. Произошедшая революция, сопровождавшаяся массовыми беспорядками, побудила людей, стоящих перед неизвестностью будущего развития, покинуть страну. Было выявлено, что становление рыночной экономики обозначило зоны «притяжения» и «отталкивания» мигрантов. К зонам «притяжения» относятся город Бишкек и Чуйская область. Именно эти зоны являются зонами «притяжения», потому что имеют выгодное экономико-географическое положение и характеризуются массовыми оттоками за рубеж, проживающего в них русскоязычного населения, что, соответственно, увеличивает возможности трудоустройства для вновь прибывших. Все остальные регионы республики являются зонами «отталкивания».

© 2003-2008, Омский Государственный Университет
Разработка и поддержка проекта: Гурьянов Дмитрий