Нелегкое сосуществование с Соединенными Штатами
 




Rambler's Top100Rambler's Top100



 
 



   
 
Главная » Северная Корея (2006 г.) » Нелегкое сосуществование с Соединенными Штатами

Многие авторитетные политологи сходятся во мнении, что экономическая и политическая стабильность Северной Кореи может быть достигнута лишь за счет установления пусть и натянутых, но мирных отношений с Соединенными Штатами. Военный конфликт между странами практически немыслим в силу слишком больших потерь для обеих сторон, кроме того, для начала агрессивных действий против КНДР американцам формально бы потребовалось согласие Южной Кореи, что абсолютно невероятно. Потому вся суть коллизии двух государств заключена в нежелании Северной Кореи присоединиться к договору о нераспространении ядерного оружия.

Несмотря на отсутствие угрозы военного вмешательства США, они могут использовать различные экономические меры и санкции для давления на Пхеньян, как, например, Инициатива по Безопасности Распространения ( PSI – Proliferation Security Initiative), подразумевающая борьбу с незаконным корейским экспортом. Так в 2003 Австралия, также участвующая в PSI, арестовала в своих национальных водах корейское судно, нелегально перевозившее наркотики. Международные организации, однако, не позволят Соединенным Штатам осуществить полную экономическую блокаду КНДР, потому их усилия будут ограничены борьбой с контрабандой. Это может заставить Северную Корею развивать законный сектор совей торговли, что в перспективе должно привести к постепенной нормализации отношений с внешним миром.

Так как единственным результатом возможного военного столкновения с Западом станет для Пхеньяна поражение и потеря политической власти, вполне очевидно, что правительство Северной Кореи весьма осторожно в проведении разного рода провокаций, чтобы не вызвать резкого недовольства Вашингтона и не подвергнуть опасности каналы получения экономической помощи. Примером этого может быть визит неофициальной делегации Соединенных Штатов на атомный реактор в Йонгбионге, где северокорейская сторона всячески доказывала, что не осуществляла синтез плутония со времени взятия его под наблюдение согласно договору 1994 года. Вполне вероятно, что нежелание Пхеньяна допускать в страну иностранных инспекторов продиктовано не наличием, а отсутствием у него ядерного оружия. Таким образом КНДР достигает сразу двух целей: во-первых, не позволяет мировому сообществу получить наглядные доказательства наличия развитого ядерного сектора в стране, таким образом обезопасив мирные отношения с узким кругом своих партнеров (в первую очередь таких доноров, как Япония и Южная Корея); во-вторых, не дает обнаружить отсутствие ядерной программы, продолжая использовать ее как мощное средство давления.

Невзирая на тот факт, что КНДР является крайне репрессивным режимом, которому не приходится особенно беспокоиться за внутренние волнения, правительству Северной Кореи все равно необходимо каким-то образом оправдывать ожидания населения. Поспешная и широкая адоптация принципов открытой экономики может значительно повысить общественные ожидания и требования. А станет ли открытие экономики началом взлета, притока иностранных инвестиций и помощи, будет очевидно лишь при изменении стандартов проживания. Несмотря на вездесущую правительственную пропаганду, это явится источником нестабильности. В противоположность этому главным трюком тоталитарных режимов можно назвать использование внешних экономических опасностей для оправдания своего репрессивного аппарата. Медленные экономические реформы, либерализация хозяйства и рост доходов возможны лишь при достижении политической стабильности, однако ситуация вокруг ядерной программы сохраняет status quo в Северной Корее.

Из вышесказанного вытекает вполне очевидный вывод. Завершить переход от административной к плановой системе хозяйствования можно лишь с учетом трех главных факторов: контролируемые реформы, политическая стабильность и мирное сосуществование с Соединенными Штатами. Такая трансформация не должна препятствовать нормализации экономических и дипломатических отношений с остальным миром, и в последние годы Пхеньян находится в активном поиске новых каналов расширения торговли и притока иностранных инвестиций. Для этого была создана специальная экономическая зона в Синуджи на границе с Китаем и в Кеасонге, недалеко от демаркационной зоны.

Так как КНДР не обладает достаточными ресурсами для коренной перестройки своей инфраструктуры, дальнейшее развитие производственного сектора будет проходить близко к демаркационной зоне, чтобы иметь доступ к южнокорейской транспортной сети и линиям электропередач. Это значит, что возросшая зависимость КНДР от экспорта вторичного сектора экономики сделает конфликт с Соединенными Штатами абсолютно нежелательным для Пхеньяна. Экономическая кооперация с Югом – залог нормализации отношений со всем цивилизованным миром.

Но этот переход обещает быть сложным процессом, сопряженным с неизбежным риском. Неверная оценка одной из сторон в состоянии привести к конфронтации с США. Страны Восточной Европы во время трансформации их экономик пережили период спада производства товаров и услуг перед тем, как произошло повышение уровня жизни. В условиях такого медленного перехода, какой сейчас наблюдается в КНДР, ситуация обещает быть еще более запутанной и туманной для граждан Северной Кореи и ее торговых партнеров.

Можно лишь восхищаться политической ловкостью администрации Пхеньяна и их беспрецедентным политическим цинизмом, позволяющим эффективно использовать малейшую возможность извлечь выгоду из противостояния двух сверхдержав, будь то СССР и Китай, СССР и США или США и Китай. Спекуляции вокруг ядерной программы и значения, которое играет Северная Корея в качестве геополитического форпоста в Юго-Восточном Азиатском регионе, помогают одновременно поддерживать на плаву агонизирующий коммунистический режим и затягивать проведение рыночных реформ. Будущее КНДР при сохранении такого направления развития событий не сулит никаких перспектив ни существующему строю, рискующему рано или поздно довести разразившийся с крахом СССР экономический кризис до его апогея, ни населению страны, страдающему от низких зарплат, дефицита товаров и репрессивного механизма правления Пхеньяна, ни корейским соседям, озабоченным нестабильностью на границах в связи с такой лицемерной и реакционной политикой КНДР.

Точно так же сомнительным представляется и будущее международных экономических связей Северной Кореи. Единственным ее надежным партнером можно назвать разве что Республику Корею, готовую оказывать всяческую помощь, лишь бы не приступать к осуществлению с нетерпением ожидаемой на полуострове реюнификации. Расширение влияния Китая на азиатских рынках тоже вполне закономерное явление, обещающее рост сотрудничества и приток прямых иностранных инвестиций в экономику, однако Пхеньян не делает никаких шагов навстречу углублению кооперации, а потому стремительный рост вовлеченности Китая в экономическую деятельность КНДР вскорости может прекратиться. Отношения же с Японией и вовсе подвержены невероятной волатильности, а доля Токио в объеме экспорта/импорта и прямых инвестиций в Северную Корею с каждым годом неуклонно падает. Прекращение ядерной программы в этом случае может иметь результатом не увеличение доверия двух стран, а наоборот – незаинтересованность Японии в дальнейшем спонсировании неприбыльного хозяйства КНДР. Этот же момент имеет определяющее значение в американо-корейском конфликте, а значит и недавно обнаружившемся интересе со стороны давнего союзника – Москвы. Других же своих партнеров Пхеньян либо уже потерял, дискредитировав свою честность, либо рискует потерять в недалеком будущем, если случаи невыплат и намеренных задержек поставок будут повторяться и впредь.

© 2003-2008, Омский Государственный Университет
Разработка и поддержка проекта: Гурьянов Дмитрий