Торговля и инвестиции в Северной Корее
 




Rambler's Top100Rambler's Top100



 
 



   
 
Главная » Северная Корея (2006 г.) » Торговля и инвестиции в Северной Корее

Учитывая унаследованный КНДР социалистический тип управления, торговля и инвестиции никогда не играли центральной роли в экономике государства. Распад Советского Союза и начавшиеся в Восточной Европе реформы подорвали экономическую систему Северной Кореи, однако наглядно продемонстрировали Пхеньяну необходимость большей либерализации хозяйства. Статистика, касающаяся торговли и притока иностранных инвестиций в КНДР достаточно скудна, однако даже на основании имеющихся данных можно в общих чертах обрисовать особенности экономических отношений Северной Кореи с остальным миром.

Корейская торговля сильно пострадала в 1991 и продолжила сокращаться вплоть до 1998. Как результат внешнеторговый оборот упал с отметки 4,170 миллиарда долларов в 1990 до 1,442 в 1998. Начиная с 1999, начался период некоторого оздоровления торговых сношений, в итоге к 2004 размер оборота практически удвоился (2,857 миллиарда) и даже незначительно превысил показатель 1991 года. Динамика экспорта и импорта описывает практически идентичный тренд.

Недостаток торгового оборота КНДР становится наиболее очевидным, если сравнивать его с Южнокорейскими данными. Так в 2003 объем торговли Сеула превысил северокорейский аналог в 155,9 раз! Еще одной важной характеристикой торговли Пхеньяна можно считать хронический дефицит. Размер импорта стабильно превышал размер экспорта в 90-х и достиг небывалых размеров с 2000 года.

Понятно, что упадок торговли Северной Кореи вызван развалом социалистического лагеря и прекращением сотрудничества с бывшими партнерами. С другой стороны, обмен с южным соседом неуклонно увеличивался все эти годы и возрос в 1990-2004 с 13 до 697 миллиардов долларов. При этом до 1998 года КНДР имел профицит торгового баланса по отношению к Южной Корее, однако с 1998 наблюдалась обратная ситуация.

Статистика торговли Пхеньяна с остальным миром не столь обширна, однако можно предположить, что способность и в этом случае поддерживать дефицит базируется на значительном размере некоммерческих транзакций.

В последнее время главными статьями экспорта КНДР являются: рыба, основные металлы, минералы, продукция машиностроения и электроприборы, транспортное оборудование и продукты питания.

Основным торговым партнером КНДР стал Китай, который осуществлял более 27% всего торгового оборота страны (включая и внутрикорейские отношения) в 2001 и еще увеличил свою долю до 39% в 2004.Япония, второй по величине партнер Пхеньяна в 2001, откатилась лишь на четвертое место, а ее доля в общей совокупности упала более чем вдвое (с 17,8 до 7,1%). Для преодоления масштабного кризиса, усугубленного голодом 1996-99 годов, Пхеньян задействовал свои валютные фонды, что помогло поддержать положительные тенденции импорта продуктов питания и энергоносителей, а это, в свою очередь, вылилось в интенсификацию торговых отношений с Таиландом и Россией. Еще одной чертой развития внешнеторговых связей КНДР стало восстановление сектора тяжелой промышленности, осуществленное в том числе и посредством роста импорта химической продукции и машиностроения.

Сектор инвестиций Северной Кореи весьма своеобразен, что объясняется нежеланием правительства Пхеньяна проводить рыночные реформы. КНДР в отличие от Китая или Вьетнама «открывает» свою экономику для иностранцев лишь в специальных зонах. Это порождает неуверенность в состоянии экономической сферы страны и отпугивает внешних кредиторов. Более того, ведение бизнеса в Корее осложняется слабой инфраструктурой (плачевное состояние железных дорог, построенных еще во время японского империализма, недостаток телефонных линий, низкая оснащенность портов). Административное устройство КНДР позволяет ее правительству вмешиваться во внутренние дела компании, что сильно снижает эффективность и мобильность производственных процессов.

В 1984 был принят закон о «Совместных предприятиях», а в 1992 в Раджин-Сонбонге открыта свободная экономическая и торговая зона, с целью привлечь иностранные инвестиции. Однако ожидаемого результата достичь не удалось. Согласно статистике UNCTAD размер инвестиций в экономику КНДР вырос с 572,3 миллионов в 1990 до 1022 миллионов долларов в 2003, а аналогичный показатель Вьетнама в тот же период подскочил с 260, 1 до 18574, 1 миллионов долларов США.

Подавляющее большинство инвестиционных средств поступало в страну от компаний, принадлежащих корейской диаспоре в Китае и Японии, в то время как участие других государств было незначительным. Это вполне наталкивает на мысль о доминировании политического фактора над соображениями экономической целесообразности при ведении бизнеса в КНДР.

Несмотря на предпринимаемые усилия, Северная Корея все еще не обладает достаточно развитой инфраструктурой, чтобы привлечь международных кредиторов. Более того, Пхеньяну так и не удалось убедить мировое деловое сообщество в реальности проводимых в стране рыночных реформ, а ядерный вопрос ухудшил и без того напряженный инвестиционный климат.

С другой стороны, 57 южнокорейских проектов экономического сотрудничества получили разрешение от властей Сеула с 1995. Более половины из них появились лишь в последние два года и лишь один был отменен в 2004. Такой подъем в инвестиционной деятельности Южной Кореи связан с открытием промышленного комплекса Каэсонг, а также программой по созданию легкого гидрореактора в рамках KEDO и проекта Геумгансан. Совокупный размер осуществленных 56 проектов превысил 5,6 миллиарда долларов США.

© 2003-2008, Омский Государственный Университет
Разработка и поддержка проекта: Гурьянов Дмитрий