Особенности развития свободных экономических зон в стране и участие страны в процессах международной экономической интеграции
 




Rambler's Top100Rambler's Top100



 
 



   
 
Главная » Южная Корея (2008 г.) » Особенности развития свободных экономических зон в стране и участие страны в процессах международной экономической интеграции

Встав в начале 60-х годов на путь экспорториентированного развития. Южная Корея проводила жесткую импортную политику. Ее приоритетными задачами были защита интересов национального производителя на внутреннем рынке и обеспечение потребностей экспортных отраслей в необходимом промышленном оборудовании, а также сырье, полуфабрикатах и комплектующих изделиях.

Подписав в 1967 году соглашение о присоединении к ГАТТ, Южная Корея до 1975 года сохраняла значительные, главным образом количественные импортные ограничения. Однако с 1976 года во внешнеэкономической политике наступает новый этап, характеризуемый постепенной либерализацией импорта. В результате импортные тарифы, составлявшие в 1978 году 35%, в 1980 году уменьшились до 25%.

Негативные для национального платежного баланса последствия очередного нефтяного кризиса 1979-1980 годов, а также лоббистские действия южнокорейских компаний, обеспокоенных усилением конкуренции со стороны иностранных производителей, заставили правительство приостановить начавшуюся корректировку импортной политики. Тем не менее, уровень либерализации импорта вырос с 67.6% в 1979 году до 80.4% в 1983 году. В 1984 году правительство приняло трехлетнюю программу либерализации внешней торговли, выполнение которой повысило степень открытости внутреннего рынка до 91.5% в 1986 году и до 94.5% к середине 90-х годов.

Этапным с точки зрения либерализации импортной политики стал период подготовки в 1989-1994 годах национальной экономики к модификации правил международной торговли в условиях трансформации ГАТТ в ВТО.

Проводимые правительством меры предполагали, во-первых, упорядочение тарифов, то есть ликвидацию импортных преференций для отдельных компаний, а, во-вторых, уменьшение средней тарифной нагрузки на импортеров. Существенно снизив количественные ограничения на ввоз иностранных товаров, Южная Корея подвела черту под тремя десятилетиями протекционистской политики и повернула свою экономическую стратегию к большей открытости.

В настоящее время в Южной Корее действуют четыре беспошлинные зоны:
  1. порт Бусан;
  2. порт Гуанянг;
  3. порт Инчеон (СЭЗ);
  4. международный аэропорт Инчеон.
Открытая торговая экономика основана на двух главных положениях: в Восточной Азии играть роль регионального центра распределения и обеспечения, а для глобальной экономики - стать центром мировой деловой активности. Огромное значение Южная Корея придает развитию сотрудничества со странами Восточной Азии, прежде всего с Китаем и Японией. Регионализм призван смягчить негативные последствия для экономики страны курса на либерализацию внешнеэкономических связей. Именно эту цель преследуют попытки сформировать зону свободной торговли с Японией и добиться координации внешнеэкономической политики с КНР.

Таким образом, целесообразно рассмотреть развитие интеграционных процессов отдельно на региональном и глобальном уровне.

Развитие интеграционных процессов в АТР: роль и приоритеты Южной Кореи

Новый этап в интеграционных процессах в АТР обусловлен количественными и качественными переменами в развитии торгово-экономических связей между восточно-азиатскими странами.

Еще в первой половине 90-х годов среди корейских и ряда западных экспертов был широко распространен скептицизм в отношении перспектив интеграции стран Северо-Восточной Азии. В числе негативных факторов, препятствующих развитию регионального сотрудничества, назывались: значительная дифференциация уровней развития расположенных здесь государств, институциональные различия между странами, сохранение экономической гегемонии Японии, которую не могла поколебать ни одна страна. В определенной степени эти проблемы по-прежнему существуют. Вместе с тем, продвижение Китая по пути реформ, рост его экономического влияния в Северо-Восточной Азии и перспективы превращения в одного из лидеров мировой экономики создали новые условия для сближения соседних государств.

Интенсификации сотрудничества в Северо-Восточной Азии в значительной степени способствовала активизация в 90-е годы торговых, инвестиционных и технологических связей на двусторонней основе, прежде всего Южной Кореи с Большим Китаем (материковый Китай и Гонконг) и Японией.

На протяжении последнего десятилетия отчетливо проявляется растущее влияние КНР на экономику Южной Кореи. Воздействие это неоднозначно: с одной стороны Китай выступает как конкурент интересам Республики Корея, с другой - расширение емкого китайского рынка открывает для южнокорейского бизнеса новые возможности роста. На протяжении 90-х годов Большой Китай превратился в одного из ведущих внешнеторговых партнеров Южной Кореи, объем товарооборота с которым увеличился к 2000 году до 43.5 млрд. долл. и, по самым осторожным прогнозам, способен вырасти к 2010 году до 100 млрд. долл. Причем Южная Корея сохраняет устойчивый положительный баланс в двусторонней торговле, совокупный размер которого составил в 1994—2000 годах 90 млрд. долл. Успешному продвижению на китайский рынок способствовала конкурентоспособность южнокорейских производителей телекоммуникационного оборудования, электроники, автомобилей, высококачественных сталей.

Вместе с тем впечатляющее по темпам роста расширение китайского экспорта приводит к вытеснению южнокорейских трудоемких изделий с зарубежных рынков. В результате с конца 90-х годов южнокорейские компании ощущают на себе давление уже со стороны китайских производителей потребительских товаров длительного пользования, химических продуктов, других промышленных изделий.

В этих условиях в Южной Корее, рассматривая динамичное развитие и расширение внутреннего рынка и растущий промышленный потенциал Китая, рассчитывают, что ускоренное развитие информатики, телекоммуникации, биотехнологии и тонкой химии, позволит занять заметную нишу на китайском рынке.

Японо-южнокорейский товарооборот составляет 52.4 млрд. долл. и он имеет значительный потенциал роста. Наконец, третью сторону "североазиатского треугольника" формируют японо-китайские торговые связи, объем которых приблизился в 2001 году к 80 млрд. долл., а к концу десятилетия может удвоиться.

Южная Корея сохраняет тесную зависимость от происходящих в Японии экономических процессов. Ослабление иены в середине 90-х годов существенно подорвало конкурентоспособность южнокорейских товаров на японском рынке и привело к заметному росту дефицита платежного баланса. Совокупный объем дефицита в двусторонней торговле в 1994-2000 годах составил 80 млрд. долл. Проводимая в 2000-2001 годах политика Японии на поддержание валютного курса на уровне 130 иен за доллар продолжает негативно сказываться на южнокорейских экспортерах.

В связи с этим, с целью избежать торговых перекосов и добиться во взаимоотношениях с ведущими партнерами относительной стабильности и предсказуемости, Южная Корея стремиться к заключению договоров с четко определенными обязательствами сторон. Именно в этом контексте следует рассматривать готовность Южной Кореи к обсуждению с Японией возможности формирования двумя государствами зоны свободной торговли, проявившуюся еще во время визита президента Ким Дэ Чжуна в Японию в 1998 году.

Хотя активизировавшиеся вслед за этим межгосударственные контакты не привели к появлению обобщающего документа, фиксирующего распространение на Японию и Южную Корею статуса зоны свободной торговли, развернувшаяся работа по обновлению и развитию юридической базы двусторонних хозяйственных связей позволила подписать ряд важных документов, регламентирующих экономические отношения двух стран. В частности, Токио и Сеул заключили соглашения об условиях урегулирования конфликтов в области трудовых отношений и финансов. Особое значение имеет двустороннее инвестиционное соглашение, подразумевающее введение между двумя странами облегченного режима движения капитала и прибыли, полученной в результате его деятельности. Это первый документ такого рода, заключенный Республикой Корея с иностранным государством, и он вступил в силу в 2002 году. Документ фиксирует придание инвестициям партнера статуса национальных и призван обеспечить гарантии юридической защиты интересов иностранных инвесторов. В договоре закрепляется приоритет международного арбитража по инвестиционным спорам. Под действие этого соглашения подпадают все отрасли экономики, за исключением оборонно-промышленного комплекса, киноиндустрии, средств массовой информации, рыбной промышленности и ряда сельскохозяйственных производств.

В Республике Корее рассматривают инвестиционное соглашение с Японией в более широком контексте. В южнокорейском министерстве иностранных дел его считают "отправной точкой региональных интеграционных процессов, охватывающих все страны Северо-Восточной Азии". Взаимодействуя с Токио, Сеул рассчитывает, во-первых, успешнее расширять свое экономическое присутствие на перспективном китайском рынке, во-вторых, пытается выработать согласованную политику в отношении создания регионального экономического союза с участием Южной Кореи, Японии и Китая.

Поэтому в Сеуле сравнивают подписанный японо-южнокорейский документ об инвестиционном сотрудничестве с появившемся пятьдесят лет назад договором о создании Европейского объединения угля и стали, которое заложило основу европейской интеграции.

Большое значение для экономики РК имеют отношения в треугольнике Корея-Япония-КНР. Начиная с 1999 года, проводятся ежегодные встречи на уровне глав государств и правительств Японии, Китая и Республики Корея, где упор делается на обсуждение экономических проблем. Совместные действия должны помочь постепенному снятию преград, мешающих экономическому сближению трех государств. А это позволило бы придать мощный дополнительный импульс региональным торговым, инвестиционным и научно-техническим обменам, что отвечает долгосрочным интересам Японии, Китая и Южной Кореи. Набирая силу, интеграционный процесс стимулирует экономический рост. Согласно существующим прогнозам, доля валового регионального продукта Северо-Восточной Азии в мировом ВВП увеличится с 16% в 1990 году до 27% в 2010 году и основная его часть придется на "тройку". При этом каждая из стран не забывает о решении собственных задач.

Уникальную позицию в регионе занимает Сеул. Уступая КНР первенство в производстве трудоемких товаров. Южная Корея стремится за счет кооперации с Японией активнее развивать высокотехнологичные отрасли. Особые надежды Южная Корея связывает с выгодами своего географического положения. Южнокорейская экономика оказывается в эпицентре одного из наиболее перспективных районов мирового хозяйства, и задача состоит в том, чтобы максимально эффективно воспользоваться этим преимуществом в целях развития.

Для Сеула исключительно важно использовать возможности регионального сотрудничества. Имея предпосылки задействовать позитивные факторы регионализма, страна получает шанс успешнее участвовать в процессе глобализации.

Наконец, укрепление международного сотрудничества в Северо-Восточной Азии - в интересах Республики Корея, поскольку кооперацию с Японией и Китаем при благоприятных условиях можно распространить на Север Корейского полуострова, включив последний в переговорный процесс. Лидеры трех стран договорились, что приоритетную поддержку на правительственном уровне должны получить проекты в области охраны окружающей среды, развития информатики и высоких технологий.

Следует также рассматривать развитие интеграционных процессов Сеула, Токио и Пекина со странами Юго-Восточной Азии (в рамках диалога "АСЕАН плюс три").Страны Юго-Восточной Азии занимают важное место во внешнеэкономических связях Республики Корея. Товарооборот Южной Кореи с АСЕАН в 2000 году, превысил 38 млрд. долл., уступая по своему объему лишь торговле с США, Китаем и Японией. Южная Корея третий по величине инвестор в экономику "десятки". Кроме того, строительный рынок Юго-Восточной Азии превратился в 90-е годы во второй по масштабам зарубежный ареал деятельности южнокорейских строительных компаний. Члены АСЕАН опасаются остаться в стороне от развернувшихся интеграционных процессов и, в результате, уступить Китаю - их основному конкуренту в производстве трудоемких изделий, свою нишу на рынках Японии и Южной Кореи.

В 80-90-е годы в Восточной Азии происходило интенсивное расширение внутрирегиональных экономических связей. Так, доля внутрирегиональной торговли выросла в 1970-2000 годы с 32 до 50%, и она имеет значительный потенциал роста. Потребность в координации экономической политики государств Восточной Азии стала особенно заметна после финансового кризиса 1997-1998 годов. Официальные регулярные контакты Республики Корея с АСЕАН ведут свой отчет с 1989 года. Со второй половины 90-х годов они проводились в рамках диалога "АСЕАН + три", когда партнерами 10 юго-восточных государств выступали одновременно Япония, КНР и Республика Корея. По инициативе президента Ким Дэ Чжуна в 1998 году была образована Восточноазиатская группа пер­спективного планирования (ВГПП), включающая в себя по два представителя от каждой страны и призванная подготовить предложения о стратегии развития сотрудничества стран АСЕАН с Японией, Китаем и Южной Кореей. Наиболее важная проблема, на решении которой должны, по мнению южнокорейской стороны, сконцентрироваться восточноазиатские страны - это поиск оптимального пути сочетания регионализма и глобализма.

На очередной ежегодной встрече восточно-азиатских государств 5 ноября 2001 года в Брунее президент Ким Дэ Чжун выступил с инициативой создания Восточноазиатского форума и Восточноазиатской зоны свободной торговли. Форум призван стать консультативным органом, предотвращающим возникновение и способствующим смягчению внутрирегиональных торговых и других экономических конфликтов. В его состав должны входить представители государственных и негосударственных организаций всех тринадцати стран.

Складывающиеся в Восточной Азии институты должны способствовать активизации внутри-региональных торговых, инвестиционных, научно-технических связей, укреплению энергетической базы, развитию транспортных артерий; они расширяют контакты в сфере образования, здравоохранении и защиты окружающей среды. Появление зоны свободной торговли в Восточной Азии могло бы привести к формированию общего рынка стран, население которых составляет 2 млрд. человек.

Вместе с тем при развитии интеграционных связей не все проходит гладко. Перспективы формирования экономического сообщества со странами ЮВА еще только обсуждаются "тройкой", а Китай и члены АСЕАН уже заключили соглашение о подготовке создания зоны свободной торговли к 2010 году Тем не менее, эффективно регулировать на региональном уровне финансовые, товарные, инвестиционные потоки без участия Японии и Южной Кореи будет едва ли возможно. А это значит, что, несмотря на уже проявившиеся трения и конфликты, курс на углубление интеграции в Восточной Азии, охватывающей тринадцать стран региона, будет сохранен.

Интеграционные процессы Южной Кореи и стран Европейского сообщества, Америки

Объединенная Европа в 1994 году провозгласила "Новую азиатскую стратегию", предусматривающую реализацию активной восточной политики. Усилиями европейских и азиатских государств в 1996 году была создана еще одна международная Организация - АСЕМ, объединившая членов АСЕАН, Японию, Китай, Южную Корею и ЕС.

Для Южной Кореи отношения со странами Европы имеют исключительно большое значение. Объединенная Европа является одним из крупнейших внешних инвесторов в экономику Южной Кореи. Европейский союз - перспективный торговый партнер Республики Корея, важный источник притока современных технологий. В апреле 2000 года вступило в силу экономическое соглашение между Республикой Корея и Европейским союзом, стимулирующее дальнейшее расширение между ними торгово-экономических, инвестиционных и научно-технических связей.

В 2000 году в Сеуле, где проходила конференция АСЕМ, президент Ким Дэ Чжун предложил создать высокоскоростную информационную сеть, соединяющую страны Восточной Азии с Европой. Так же в ходе конференции был подготовлен проект строительства сети железных дорог, которые соединяли бы южнокорейский порт Бусан (Пусан) через территорию двух корейских государств, и далее - через Китай (и/или Сибирь) со странами Европейского союза. Причем для Южной Кореи было исключительно важно подчеркнуть, что исходной точкой маршрута (или его конечной станцией) должен стать корейский порт Бусан. Главный смысл корейской инициативы состоял в том, чтобы выступить с опережающей конкурентов (главный из которых - КНР) инициативой и не допустить замыкания железнодорожного маршрута на один из китайских портов.

Предложение о создании информационного моста между Европой и Восточной Азией также имеет серьезную экономическую подоплеку. Южнокорейское правительство рассчитывает пролоббировать участие в крупном международном проекте своих ведущих компаний, специализирующихся на развитии информатики и телекоммуникаций. При этом в пользу Южной Кореи говорит такой весомый аргумент, как ввод в эксплуатацию единой системы передачи современной информации, охватывающей всю страну. Во всяком случае, южнокорейская сторона на правах инициатора проекта принимает активное участие в обсуждении его технического содержания и экономических условий реализации.

Дальнейшему развитию связей Южной Кореи с Европейским союзом должно способствовать формирование администрации АСЕМ, четко определяющей стратегические планы и созданию благоприятных правовых условий для реализации международных проектов.

Что касается США, то они пока не считают создание зоны свободной торговли с Южной Кореей своей первоочередной задачей. На нынешнем этапе, согласно заявлениям американских официальных лиц, основная цель США состоит в том, чтобы подготовить появление зон свободной торговли с участием Сингапура, Чили, а также ряда других государств Латинской Америки.

Однако нельзя вести речь о том, что Вашингтон игнорирует стремление Сеула добиться заключения соглашения о создании зоны свободной торговли в силу слабой экономической заинтересованности. Как показывают исследования, проведенные по заказу комитета по финансовым вопросам сената США, либерализация правил двусторонней торговли способна в краткосрочной перспективе привести к увеличению двустороннего товарооборота более чем на 40%, причем прирост американского экспорта может вдвое превысить увеличение импорта из Южной Кореи. Однако болезненные для обеих сторон проблемы в торговле сталью и сельхозпродукцией требуют дополнительной адаптации обеих стран к дальнейшей интеграции, а значит и продолжительных переговоров.

Сотрудничество между Россией и Республикой Корея активно развивается с начала 90-х годов. За прошедшее десятилетие выработана нормативная база, созданы основные институты содействия сотрудничеству, определены главные направления взаимодействия двух стран.

Данные российского Госкомстата показывают, что внешнеторговый оборот в 1992-1999 годы вырос в 1.4 раза-с 800 млн. до почти 1119 млн. долл. И хотя пока рано говорить о свободных экономических зонах и серьезных интеграционных процессах Южной Кореи и России, заинтересованность в интеграции растет. В Южной Корее повышается степень загруженности промышленных предприятий, растут потребности в сырье и топливе. Корейская сторона проявляет заинтересованность в реализации Иркутского газового проекта (продолжение иркутского газопровода через Северную и Южную Корею). В октябре 2000 года во время визита в Москву южнокорейского премьера Ли Хан Дона между этими организациями было подписано соглашение о сотрудничестве. Развиваются контакты в области науки и образования.

Активизации торгово-экономического сотрудничества России и Южной Кореи будет способствовать начавшийся процесс сближения Южной и Северной Кореи. Рынок Северной Кореи, долгие годы остававшийся практически полностью изолированным, при открытии границы станет перспективным рынком сбыта в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Республика Корея и Россия имеют хорошие шансы завоевать этот новый рынок, одновременно укрепляя и взаимные внешнеэкономические связи.

Активная поддержка Россией сближения Южной и Северной Кореи должна позитивно отразиться на сотрудничестве России с Республикой Корея. Планируется соединить Транскорейскую магистраль с Транссибирской магистралью, что позволит России стать транзитным мостом между странами Азиатско-тихоокеанского региона и Европой.

Южная Корея и ВТО

Встав на путь модификации внешнеэкономической стратегии, Южная Корея стремится в максимальной степени добиться от ВТО учета своих интересов. Предполагаемое очередное снижение тарифов на 30% и либерализация рынка услуг, по мнению южнокорейского правительства, должно положительно сказаться на экономике страны, на динамике и характере внешнеэкономических связей.

По оценкам южнокорейских экспертов, новые правила торговли с 2006 года положительно отразятся на автомобилестроении, электронике, производителях высококачественного текстиля и одежды, строительной индустрии и сфере услуг. Негативные последствия ожидаются в добывающих отраслях и сельском хозяйстве. Соответственно прогнозируется положительный баланс во внешней торговле автомобилями, текстилем и одеждой, отрицательный - в торговле промышленным оборудованием и сельскохозяйственными товарами. Согласно прогнозам Корейской ассоциации внешней торговли, при снижении внешнеторговых тарифов членами ВТО на 33% южнокорейский экспорт увеличится в 2005-2015 года на 22.4 млрд. долл.

Со своей стороны Сеул допускает возможность значительных уступок в вопросах, связанных с либерализацией торговли сельскохозяйственными товарами. Дальнейшее открытие аграрного рынка приведет к увеличению импорта сельскохозяйственных товаров как минимум на 13%. Вместе с тем Южная Корея намерена отстаивать свои интересы, касающиеся изменения правил торговли сельскохозяйственными товарами по ключевым для себя вопросам, в частности, по регулированию торговли рисом. А так же Южная Корея намерена настаивать на изменении механизма проведения антидемпинговых процедур, применение которых в отношении южнокорейских экспортеров наносит огромный ущерб экономике страны. Этому активно противодействует ряд влиятельных членов ВТО, среди которых наиболее неуступчивую позицию занимают США.

Перспективы объединения Северной и Южной Кореи

Сегодня Корея имеет реальные перспективы вырасти из регионального центра до мирового делового центра за среднесрочный или долгосрочный период. Для продвижения Кореи, как ведущего делового центра Азии необходимо разместить на её территории предприятия основных мультинациональных компаний. Для этого в Корее необходимо создать привлекательную атмосферу для ведения бизнеса для иностранных корпораций. При этом успех привлечения многонациональных компаний зависит от улучшения политической обстановки во взаимоотношениях с Северной Кореей. На межкорейском саммите в июне 2000 года, задачей которого было продвинуть изменения в экономических связях между Северной и Южной Кореей, должен был создать условия для полного взаимного доверия в области экономики. Это историческое событие, как ожидается, предоставит Корее огромную возможность расширения экономического потенциала и усиление географических перспектив.

Как уже упоминалось, в объединении двух Корей заинтересованы и Россия, и страны АТР, и Европа, и, конечно же, главным образом Южная Корея. В этом случае РК использовала бы Север в качестве источника технологий, сырья и рабочей силы. Объединенная Корея, страна с населением 85 миллионов человек, с мощной, дисциплинированной диаспорой, с ВНП в размере 800 млрд. долл. с боеспособной реформированной армией, может существенно повлиять на геополитический ландшафт Азии и не только Азии. Однако чтобы поднять экономику КНДР до уровня Южной Кореи потребуется я по предварительным оценкам 190 млрд. долл., таких денег у Сеула пока нет.

Участие Республики Корея в интеграционных процессах становится стратегическим направлением ее нынешней внешнеэкономической политики. Определив перспективные тенденции развития торгово-экономических отношений в восточно-азиатском регионе. Южная Корея с выгодой для себя использует благоприятные политические возможности и накопленный мощный экономический потенциал, исполняя в ходе проведения региональных консультаций важные посреднические функции.

Между тем политические выгоды не являются в данном случае самоцелью. Для Южной Кореи гораздо важнее решить свои экономические проблемы. Следуя курсу на глобализацию и проводя либерализацию внешнеэкономической сферы, Сеул "открывает" экономику, стремясь, в том числе побудить к модернизации и предпринимательские структуры. Участвуя в интеграционных процессах и содействуя национальному бизнесу в борьбе за перспективные рынки Китая, Юго-Восточной Азии и Европы, Южная Корея пытается за счет этого скорректировать негативные для своей экономики последствия глобализации. От того, в какой мере Сеулу удастся выдержать сбалансированность проводимой внешнеэкономической политики, во многом в целом будет зависеть успех проводимого в стране экономического курса.

© 2003-2008, Омский Государственный Университет
Разработка и поддержка проекта: Гурьянов Дмитрий